Биография В. А. Жуковского
Литература
 
 Главная
 
Портрет В.А. Жуковского
работы П. Ф. Соколова. Конец 1820-х гг.
 
В. А. Жуковский. Певец в стане русских воинов Санкт-Петербург, в Медицинской типографии. Второе исправленное издание. 1813
 
 
 
 
 
 
 
 
БИОГРАФИИ ПИСАТЕЛЕЙ
 
ВАСИЛИЙ АНДРЕЕВИЧ ЖУКОВСКИЙ
(1783 – 1852)

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО В. А. ЖУКОВСКОГО
[1]
 
Жуковский Василий Андреевич родился 29 января 1783 г., в селе Мишенском, в 3 верстах от города Белёва, Тульской губернии. Отцом его был помещик Аф. Ив. Бунин, матерью - пленная турецкая девушка.

От восприемника своего, бедного дворянина Андрея Григорьевича Жуковского, друга Буниных, новорожденный получил свое отчество и фамилию. Как раз перед его рождением в семье Бунина из одиннадцати детей в короткое время умерло шестеро, и в том числе единственный сын, студент Лейпцигского университета. Жена Бунина, Мария Григорьевна, в память об умершем сыне, решила взять в свою семью новорожденного ребенка и воспитать его как родного сына.

Когда ему было 11 лет, его исключили из тульского народного училища "за неспособность". После этого он жил в Туле, в семье своей крестной матери Юшковой, одной из дочерей Бунина. Общество маленького Жуковского теперь составили исключительно девочки, что способствовало еще большему развитию природной мягкости его характера.

14-ти лет Жуковский поступил в московский благородный университетский пансион и учился в нем четыре года. Обширных познаний пансион не давал, но ученики, под руководством преподавателей, нередко собирались читать свои литературные опыты. Лучшие из этих опытов немедленно печатались в периодических изданиях. В печати Жуковский дебютирует "Мыслями при гробнице" (1797), написанными под впечатлением известия о смерти В.А. Юшковой. "Живо почувствовал я, - говорит 14-летний автор, - ничтожность всего подлунного; вселенная представилась мне гробом. Смерть! Лютая смерть! Когда утомится рука твоя, когда притупится лезвие страшной косы твоей?..."

С 1797 по 1801 г. Жуковским напечатаны: "Майское утро" (1797), "Добродетель" (1798), "Мир" (1800), "К Тибуллу" (1800), "К человеку" (1801) и многое другое. Во всем этом преобладает меланхолическая нота. Юношу поражает непрочность жизни, быстротечность всего земного; жизнь кажется ему бездной слез и страданий. Первые произведения Жуковского явились в то время, когда русских читателей приводила в восторг "Бедная Лиза" Карамзина (1792) и ее бесчисленные подражания. Но модой объяснялось не все. Обстоятельства, сопровождавшие рождение Жуковского, не были забыты ни им самим, ни другими. "Положение его в свете, - говорит один из друзей поэта, - и отношения к семейству Буниных тяжело ложилось на его душу".

В 24 года поэт с грустью вспоминает о прошедшем: "К младенчеству ль душа прискорбная летит", - говорит он в "Послании к Филалету" (1807):

Считаю ль радости минувшего - как мало!
Нет! счастье к бытию меня не приучало;
Мой юношеский цвет без запаха отцвел!..

В своей матери поэту тяжело было видеть что-то среднее между госпожой и служанкой. Отца своего он почти совсем не знал и никогда не говорил о нем. Ко времени пребывания Жуковского в пансионе относится и первый перевод его романа Коцебу "Мальчик у ручья" (Москва, 1801).

По окончании курса в пансионе Жуковский начал было служить, но вскоре бросил службу и поселился на житье в Мишенском, с целью продолжать свое образование. Повесть "Вадим Новгородский", написанная и напечатанная в 1803 г., показывает, что в это время он занимается изучением древнерусской истории. За все время своей деревенской жизни (1802 - 08) он печатает очень мало.

В 1802 г., в "Вестнике Европы", было помещено им "Сельское кладбище" - перевод или скорее переделка из Грея. Стихотворение обратило на себя всеобщее внимание. Простота его была откровением в эпоху еще непоколебленного высокопарного псевдоклассицизма. Тогда же Жуковский, в подражание "Бедной Лизе", пишет повесть "Марьина Роща".

В 1806 г. он отозвался на патриотическое настроение общества "Песнью барда над гробом славян-победителей". В 1808 г. явилась его "Людмила", переделка "Леноры" Бюргера. С этой балладой в русскую литературу входило новое, совершенно особое содержание - романтизм. Жуковского захватило стремление в даль средних веков, в давно исчезнувший мир сказаний и преданий.

Успех "Людмилы" воодушевил Жуковского. Переводы и переделки непрерывно следуют теперь одни за другими. Лучшие его переводы - из Шиллера. Из оригинальных поэтических произведений Жуковского к этому времени относится "Громобой", первая часть большой поэмы "Двенадцать спящих дев", а также несколько прозаических статей, например: "Кто истинно добрый и счастливый человек?", "Три сестры", "Писатель в обществе". Редактирование журнала "Вестник Европы", заставившее его переехать в Москву, продолжалось два года (1809 и 1810), сначала единолично, потом вместе с профессором Каченовским, к которому журнал и перешел окончательно.

Затем Жуковский вернулся в деревню и здесь пережил тяжелую сердечную драму. Уже за несколько лет до того начались педагогические занятия Жуковского с его племянницами, двумя дочерьми Екатерины Афанасьевны Протасовой (младшей дочери Аф. Ив. Бунина), незадолго перед тем овдовевшей и поселившейся в Белеве. Поэт страстно полюбил свою старшую ученицу, Марию Протасову. Мечты о взаимной любви и счастье семейной жизни становятся любимыми мотивами его поэзии. Поэту приходилось скрывать свою любовь; она находила выход только в поэтических излияниях, не мешая, впрочем, научным его занятиям. От 1810 г. до нас дошло письмо Жуковского к А.И. Тургеневу, показывающее, что поэт продолжал серьезно работать над своим самообразованием. С особенным усердием он занимается теперь изучением истории, всеобщей и русской, и приобретает в ней знания серьезные и основательные.

В 1812 г. Жуковский решился просить у Е.А. Протасовой руки старшей дочери, но получил решительный отказ, мотивированный родственными отношениями. Вскоре после того Жуковский уехал в Москву и поступил в ополчение. В лагере под Тарутином он написал "Певца во стане русских воинов", сразу доставившего ему несравненно большую известность, чем вся предшествовавшая его поэтическая деятельность. В тысячах списков оно разошлось в армии и в России. К 1812 г. относится и баллада "Светлана", - несмотря на свое чисто русское вступление, тоже разрабатывающая основные мотивы Бюргеровской "Леноры".

В конце 1812 г. Жуковский заболел тифом и в январе 1813 г. вышел в отставку.

В 1817 г. Мария Протасова вышла за профессора Майера. Мечты любви - грустной, меланхолической - и позже продолжают звучать в поэзии Жуковского. С любовью Жуковского совершилось отчасти то же, что некогда произошло с любовью Данте: подобно тому, как Беатриче из флорентийской девушки мало-помалу превратилась в высокое олицетворение католической теологии, предмет любви Жуковского сделался для него символом всего высокого, идеального.

"Скорбь о неизвестном, стремленье вдаль, любви тоска, томление разлуки" остались существенными нотами поэзии Жуковского. Характер ее почти исключительно зависел от идеально-мистического настроения поэта, вызванного неосуществившимися мечтами о счастливой любви. Сентиментально-меланхолические литературные вкусы, развившиеся в нашем обществе к этому времени, как нельзя лучше пришлись к субъективному, личному чувству Жуковского. Внесением романтического содержания в свою поэзию он значительно расширил утвердившийся до него сентиментализм нашей литературы: но из содержания романтизма он брал только то, что отвечало его собственным идеально-мистическим стремлениям и мечтам.

Субъективизм Жуковского был важным шагом вперед на пути отрешения русской литературы от холода псевдоклассицизма. Он внес в русскую литературу малоизвестный ей дотоле мир внутренней жизни; он развивал идеи человечности и своим неподдельным, задушевным чувством возвышал нравственные требования и идеалы. Общий характер поэзии Жуковского вполне выразился к 1815 - 16 гг.: позднее его оригинальное творчество почти иссякает, и воздействие его на русскую литературу выражается почти исключительно в переводах, принадлежащих к крупнейшим фактам истории нашей литературы.

Помимо высокого совершенства формы, мягкого, плавного и изящного стиха, они важны тем, что ознакомили русского читателя с лучшими явлениями европейского литературного творчества. "Благодаря Жуковскому, - говорил Белинский, - немецкая поэзия - нам родная". По тому времени это была высокая задача; перед русским читателем открывались совершенно новые, широкие горизонты.

Годы 1817 - 41 обнимают собой период придворной жизни Жуковского, сначала в качестве воспитателя наследника престола, Александра Николаевича. К этому периоду относятся нередкие поездки Жуковского за границу, отчасти вследствие его служебных обязанностей, отчасти для леченья. Поэтические произведения его появляются теперь как бы случайно. Так, отправившись осенью 1820 г. в Германию и Швейцарию, Жуковский в Берлине принимается за перевод "Орлеанской Девы" Шиллера, который и оканчивает к концу 1821 г.; под живым впечатлением осмотра Шильонского замка он переводит (1822) "Шильонского узника" Байрона.

К тому же времени относятся переводы из Мура ("Пери и Ангел" и некоторые другие пьесы). Тяжелые утраты, понесенные поэтом в 1828 - 29 гг. - смерть императрицы Марии Федоровны и близкого друга, А.А. Воейковой, - вызывают перевод баллад Шиллера: "Поликратов перстень" и "Жалоба Цереры". Под влиянием Пушкина Жуковский пишет "Спящую царевну", "Войну мышей и лягушек" и "Сказку о царе Берендее" (1831).

Зиму 1832 - 33 г. Жуковский проводит на берегах Женевского озера. К этому времени относится целый ряд переводов из Уланда, Шиллера, Гердера, отрывков "Илиады", а также продолжение перевода "Ундины" Ламотт-Фуке, начатого еще в 1817 г. и вполне оконченного лишь в 1836 г.

В 1837 г. Жуковский объездил с наследником цесаревичем Россию и часть Сибири; годы 1838 - 39 Жуковский проводит с ним в путешествии по Западной Европе. В Риме он особенно сближается с Гоголем ; обстоятельство это не осталось, по-видимому, без влияния на развитие мистического настроения в последнем периоде жизни Жуковского. Влияние, которое Жуковский оказал на цесаревича, было благотворным. Еще в 1817 г., приветствуя в послании к Александре Федоровне рождение своего будущего питомца, Жуковский выражал желание:

Да на чреде высокой не забудет
Святейшего из званий: человек!..

В этом истинно-гуманном направлении Жуковский и вел воспитание наследника. 21 апреля 1841 г., в Дюссельдорфе, состоялось бракосочетание 58-летнего поэта с 18-летней дочерью его давнишнего приятеля, живописца Рейтерна.

Последние 12 лет жизни Жуковский провел в Германии, в кругу своих новых родных - сначала в Дюссельдорфе, позднее во Франкфурте-на-Майне, чуть не ежегодно собираясь побывать в России, но, по болезненному состоянию своей жены, так и не успев осуществить этого желания. К первому году брачной жизни Жуковского относятся сказки: "Об Иване-Царевиче и Сером волке", "Кот в сапогах" и "Тюльпанное дерево".

В начале 1842 г. он оканчивает перевод поэмы "Нал и Дамаянти" (по немецким переводам Рюккерта и Боппа) и приступает к переводу "Одиссеи". В печати первый том "Одиссеи" вышел в 1848 г., второй - в 1849 г. Почти одновременно был окончен Жуковским и другой обширный труд - перевод "Рустема и Зораба" (1848).

Уже давно начата была им поэма, к созданию которой он подготовлял себя продолжительным и усердным чтением. Она называлась "Странствующий Жид". Первая мысль о ней относится еще к 1831 г.; в конце 40-х гг. Жуковский написал первые 30 стихов и снова принялся за поэму лишь за год до своей смерти. Окончить поэму почти совершенно ослепшему поэту не пришлось.

Он умер в Баден-Бадене 7 апреля 1852 г., оставив жену, сына и дочь. Тело его было перевезено в Петербург и с большими почестями предано земле на кладбище Александро-Невской лавры, подле Карамзина.

Жуковский любил рисовать виды, о чем свидетельствуют его швейцарские виды и "Шесть видов города Павловска" (СПб., 1824; скопированы в книжке Шторха "Путеводитель по саду и по городу Павловску").


1. Источник: А. С. Архангельский. В. А. Жуковский: об авторе.
А. С. Архангельский – редактор Полного собрания сочинений Жуковского (СПб., 1902. Т. 1–12). (вернуться)

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Главная страница
 
 
Яндекс.Метрика